М.Л.Плахова

Б.В.Алексеев

Вверх и вниз по Амазонке

Книга известных художников М. Л. Плаховой и Б. В. Алексеева во многом отличается от научно-популярных книг и рассказов о путешествиях. Все началось с того, что профессиональные художники участвовали в научных экспедициях на научно-исследовательском судне «Дмитрий Менделеев» в Тихом океане, позднее — на корабле «Академик Курчатов» в Индийском океане.

admiral xxx 2

Встреча в океане. Самое синее. Два раза о шлюпке. Ахмед ибн Маджид и Сулейман Махри

В древности люди передвигались по воде, с помощью бурдюков с воздухом — плотов из надутых шкур живот­ных. Еще на рельефах древней Ассирии были изображены плоты. Потом плавали в лодках-однодеревках, выдолбив и заострив древесный ствол, на барках, вязанных из стеблей тростника и папируса, с каменными якорями, с пару­сами, с веслами и без оных, на судах, заменив впоследст­вии дерево металлом, на современных комфортабельных, оснащенных навигационными приборами лайнерах с мощ­ными машинами вместо мускульной силы и ветра. И всег-гда, лишь только слабые очертания берегов ломали выпуклую линию океанского горизонта, с палуб, высоких или низких, раздавался ликующий крик: «Земля!»

Мы тоже кричим: «Земля!» — устремляясь на палубу. Хлопают двери, люди бегут из лабораторий, в руках бинок­ли, фотоаппараты, каждому хочется стать свидетелем чуда — рождения земли из вод морских.

И чудо свершается. На утреннем нежно-пастельном небе, там, куда нацелен острый нос «Курчатова», над слегка намеченной полоской тверди, появляются сочные и пухлые, будто взбитые облачка. Каждая пройденная миля — таинственный переход от бесплотного к плоти,

полоска растет, превращаясь в остров, принимает форму высокой трапеции с вертикально встающими голыми ска­лами, лишь у подножий покрытыми густой пеной лесов. На выступах гор застряли, зацепившись, клочки легких облачков.

Расстояние, отделяющее нас от острова Маэ, еще огром­но, и можно охватить взглядом общий его силуэт. Справа и слева от корабля возникают округлые, будто покрытые зеленым ворсистым плюшем головки крошек-островков.

В палеозойский период Мадагаскар и Индостан были соединены сушей, Сейшелы же — не что иное, как остаточные пики гор между континентами Азия и Афри­ка,— считают одни.

Сейшелы — остатки давно затонувшего континен­та,— утверждают другие.

Для разных точек зрения достаточно оснований: до сих пор остается тайной, каким именно образом возникла в центре западной части Индийского океана цепь, име­нуемая Сейшелами. Ученые легко находят объяснение про­исхождению разбросанных пятидесяти коралловых атол­лов этой группы. Но откуда появились остальные сорок два — гранитных, поднявшихся из континентального шельфа? В том и загвоздка, что гранитных, а не коралло­вых или вулканических, какими обычно бывают океанские острова. Единственные в мире, они сложены исключитель­но гранитами и сиенитами (относимыми геологами к числу самых древних пород на Земле). Остальные принадлежат к группе коралловых — это плоские атоллы, возвышаю­щиеся над уровнем океана не более чем на восемь-десять метров.

Таинственное возникновение Сейшельских островов тесно связано с не менее таинственными легендами о на­личии на них сокровищ и кладов, якобы зарытых морски­ми разбойниками, ведь первыми оценили прелесть этих мест европейские пираты и корсары.

Если верить легендам, еще сам Синдбад-мореход...

Это лишь искаженное индийское слово «синдху-пати», что переводится как «владыка морей»! — перебива­ет меня Плахова.

Синдбад-мореход