М.Л.Плахова

Б.В.Алексеев

Вверх и вниз по Амазонке

Книга известных художников М. Л. Плаховой и Б. В. Алексеева во многом отличается от научно-популярных книг и рассказов о путешествиях. Все началось с того, что профессиональные художники участвовали в научных экспедициях на научно-исследовательском судне «Дмитрий Менделеев» в Тихом океане, позднее — на корабле «Академик Курчатов» в Индийском океане.

прочитай это

Встреча в океане. Самое синее. Два раза о шлюпке. Ахмед ибн Маджид и Сулейман Махри

 не виден, лишь нависают стеной суровые горные пики. За кормой виднеются странные очертания острова Си­луэт с ровной, будто срезанной ножом верхушкой.

В ожидании увольнения в город пишем то немногое, что видим: я — горные пики, Алексеев — вид на бухту с голу­бым островом, лишенным вершины. В зрителях недостатка нет: после месяца утомительного плавания люди непри­каянно бродят по палубам в ожидании желанного свида­ния с землей.

Удивительно красивы переливы цвета в лагуне. Муаро­вую поверхность бледно-зеленоватых вод прошивают опа­ловые стежки течений, сплавлены воедино сложные оттен­ки изумрудно-зеленых, кобальтово-голубых, оливково-тра-

вяных тонов.

— Красота, какая удивительная красота! — делится с присутствующими при рождении этюда художник Алек­сеев.— Не зря утверждал Достоевский: никакая фантазия не может выдержать сравнения с действительностью! Нет, вы только взгляните: каждый островок имеет свой цвет,

свой голос.

И трепетной рукой выдавливает на палитру все имею­щиеся в тюбиках зеленые краски. Но аудиторию уже как ветром сдуло: спикер объявил увольнение. И тут в нашей семье назревает очередной конфликт.

— Ты знаешь, я, пожалуй, задержусь немного. Это

же дописать надо.

В голосе его упорство, с каким тихая вода давит на плотину. Остаться без берега ради живописного залива?! Это уж слишком. Да и что значит «задержусь немного», если в нашем распоряжении лишь трое суток, подаренных для знакомства с Сейшелами?

Положение спасает Гительзон, противиться мягкому голосу которого у Алексеева не хватает сил. Гительзон бросает мне понимающий, сочувствующий взгляд.

— А вы не думаете,— вежливый голос обращен к Алек­сееву, занятому передачей великолепного мотива,— вы не думаете, что панорама залива с набережной, из центра Виктории, может оказаться интереснее, нежели с при­вычной палубы корабля?

Алексеев так не думает, но все-таки складывает кисти. И как раз вовремя: с лязгом опускается парадный трап. Стихла предшествующая выходам праздничная суета,

где обязательно кто-то кого-то где-то ждет, зовет или ищет. Сформированы группы, назначены старшие.