М.Л.Плахова

Б.В.Алексеев

Вверх и вниз по Амазонке

Книга известных художников М. Л. Плаховой и Б. В. Алексеева во многом отличается от научно-популярных книг и рассказов о путешествиях. Все началось с того, что профессиональные художники участвовали в научных экспедициях на научно-исследовательском судне «Дмитрий Менделеев» в Тихом океане, позднее — на корабле «Академик Курчатов» в Индийском океане.

muzoic.com

Встреча в океане. Самое синее. Два раза о шлюпке. Ахмед ибн Маджид и Сулейман Махри

Ни предвидеть, ни предсказать, какой сценарий заго­товлен закатом, и в этом главная тайна. Жди и всегда будь начеку, иначе ненадолго расцветет и увянет своен­равный цветок тропического заката.

Поздними вечерами тепло и тихо на пеленгаторной. Плутают над мачтами, возвращаясь по собственным сле­дам, звезды. Здесь, в тропиках, привычный звездный рису­нок перевернут вверх ногами. Невидимый из европейских широт, сияет изумрудами на тусклом бархате Южный Крест, таинственная музыка заключена в названиях Арк-тур и Вега, Плеяды и Альтаир, Кассиопея, Сириус, Капел­ла... Созвездие Единорога, Персея, Голубя и даже Живо­писца! Темнея черным пятном «угольного мешка», широ­кой светящейся полосой течет Млечный Путь, название свое получив от древнегреческих мифов.

Согласно одному из них, однажды рассерженный Зевс отнял от груди своей супруги Геры младенца, и молоко из груди Геры вылилось на небеса. Другой миф повествует о том, как божественный скороход Гермес приложил к груди Геры голодного младенца Геркулеса, рожденного смертной женщиной от Зевса. Оскорбленная Гера в ярости сама оттолкнула ребенка, и молоко ее хлынуло на небе­са — белесая полоса Млечного Пути действительно напо­минает пролитое молоко или туман.

С точки зрения науки, дело обстоит иначе. Млечный Путь — лишь скопление миллиардов звезд, расположен­ных по обоим полушариям неба и замыкающихся в Звезд­ное кольцо, наклоненное к небесному экватору под углом шестьдесят три градуса.

Открылась бездна, звезд полна, Звездам числа нет, бездне дна,—

писал вдохновенно М. В. Ломоносов. Бесчисленные свети­ла высыпают в безоблачные ночи, трудно разобраться в этой величественной картине. Но в экспедиции есть люди, для которых небеса яснее раскрытой книги. Поднявшись на открытую палубу, нет-нет да и бросят они взгляд на сверкающий хоровод.

— Видите, вот он, Южный Крест,— из ярких звезд пер­
вой величины образован ромб! Между созвездием Центавра
и Мухи!

Ночами от корабля расходится светлое сияние, днем, наоборот, возле корпуса сгущается синева. Подрагивают провода, поскрипывают доски палубы, затемнен бак, чтобы не мешать работам в штурманской рубке, неосве­щенный черный треугольник носовой части корабля упи­рается в небо. Скупой свет дежурных ламп вырывает из темноты основания мачт, и кажется, исчезает, растворяется океан. Покинув лаборатории, отдыхают люди после напря­женного дня, обмениваются короткими репликами, бесе­дуют — в данный момент о звездах. Удлиняются паузы, тихо срываются с губ слова...

А ведь когда-то лишь звезды вели мореплавателей...

А магнитная стрелка?

Да-да... В Персидском заливе она использовалась при судоходстве, но лишь тогда, когда не было видно звезд...

А как же навигационные наставления?

Ну, они касались лишь методов астрономических наблюдений, путь же моряка целиком зависел от светил. А какое огромное практическое значение имели большие каталоги звезд! Возьмите, к примеру, мусульманского астронома Аль-Суфи. Координаты каждой звезды были известны еще в...