М.Л.Плахова

Б.В.Алексеев

Вверх и вниз по Амазонке

Книга известных художников М. Л. Плаховой и Б. В. Алексеева во многом отличается от научно-популярных книг и рассказов о путешествиях. Все началось с того, что профессиональные художники участвовали в научных экспедициях на научно-исследовательском судне «Дмитрий Менделеев» в Тихом океане, позднее — на корабле «Академик Курчатов» в Индийском океане.

links

Встреча в океане. Самое синее. Два раза о шлюпке. Ахмед ибн Маджид и Сулейман Махри

И нельзя привыкнуть к этим взволнованным сборам, будто каждый раз впервые ступаешь с корабля на земли тридевятого царства.

— Внимание участников экспедиции! Кто за пауками,
выйдите к трапу! — разносит спикер голос Федора Пастер­
нака
.

Объявление обескураживает, но подкативший к трапу местный пузатый автобус разъясняет ситуацию: куда-то едут.

— Может быть, и мы...— неуверенно вопрошает мой муж, предвкушая возможность избавиться от необходи­мости транспортировки этюдников: ведь ему приходится таскать и свой и мой тоже. Но нет! Что можно увидеть из окошка автобуса? В жизни всегда приходится чем-нибудь жертвовать, жертвуем пауками и этюдниками. Гительзон и его спутники тоже воздержались от поездки — вместе
налегке отправляемся в путь.

Последняя железная ступенька трапа — еще корабль, родина. Один короткий шаг — и ноги ступают на землю Сейшел. Нигде и никогда не бывает столь цепким глаз и обостренным чувство, как на не виданных дотоле землях.

В очень чистом порту низко остриженные газоны пестрят мелкими, похожими на нарциссы цветами. На асфальте скачет и мельтешит нарядный птичий народ, перелетают воробьиные стайки. Да и воробьи ли это? Среди скромных сереньких птичек рдеют огоньками крас­ногрудые, с алыми перышками красавцы, будто несет вете­рок над землей яркую осеннюю листву. Может быть, это «ток-ток» — сухопутный ткачик, из-за ярко-красного брачного одеяния его называют кардиналом. Воробей же, завезенный на Сейшелы в тридцатые годы, не был еще известен на островах.

Оказывается, воробьиный век не так уж короток — четырнадцать-пятнадцать лет,— спешу поделиться не­многими имеющимися в моем распоряжении сведениями.

Да, да,— поддерживает Иосиф Исаевич.— Но, как подсчитали орнитологи, это общие цифры, средняя же продолжительность их жизни — всего несколько месяцев. ряясь с проспектом, любопытное сооружение: на неболь­шой площади среди разношерстных зданий — башенка с часами в викторианском стиле — миниатюрная копия лондонского Биг Бена. Некогда установленная англичана­ми и ставшая сейчас анахронизмом.

И как давно стоят здесь эти часы?

В тысяча семьсот сорок третьем году «самые прекрасные в мире острова» стали добычей Франции, затем Англии, а с тысяча девятьсот третьего года были выделены в отдельную Британскую колонию, управляемую с остро­ва Маврикий, тогда и была установлена башенка с ча­сами.