М.Л.Плахова

Б.В.Алексеев

Вверх и вниз по Амазонке

Книга известных художников М. Л. Плаховой и Б. В. Алексеева во многом отличается от научно-популярных книг и рассказов о путешествиях. Все началось с того, что профессиональные художники участвовали в научных экспедициях на научно-исследовательском судне «Дмитрий Менделеев» в Тихом океане, позднее — на корабле «Академик Курчатов» в Индийском океане.

Взято с сайта mylnye-grezi.ru

Встреча в океане. Самое синее. Два раза о шлюпке. Ахмед ибн Маджид и Сулейман Махри

, или Синдхупати, считал Сейшель­ские острова раем, окаймленным равнинами ослепительно белого кораллового песка и бирюзовыми, прозрачными лагунами. Ни зимы, ни лета не бывает в вечно зеленом царстве, температура не поднимается выше тридцати и не опускается ниже двадцати пяти градусов. Дожди выпадают лишь ночами, в душистых лесах произрастают корица, гвоздика, ваниль и прочие ароматные растения и нет ни хищных зверей, ни змей.

Отдав должное благодатным местам, занятые морским военным разбоем суда (кстати сказать, ходившие под королевским флагом!) избрали их в качестве пристанища и часто посещали бухты. Исторические корни пиратства восходят к незапамятным временам. Полагают, пиратство возникло одновременно с судоходством и считалось вполне респектабельным, даже почетным занятием: на­грабленная добыча рассматривалась как военный трофей, морским разбоем не гнушались и короли.

Память Плаховой блестяще приспособлена к выбороч­ному хранению информации.

— Совершенно точно! — оживленно восклицает она.— И все же самые яркие страницы в историю пиратства вписали не короли, а женщины! В Карибском море мор­ским разбоем занимались Анна Бони и Мэри Рид, а ки­таянка Цин командовала пиратской экскадрой и, между прочим, ввела железную дисциплину, даже могла всту­пать в бой с императорским флотом — в ее эскадру входи­ло сто шестьдесят кораблей!

Но вернемся к Сейшелам. Молва утверждает, что на островах погребены сундуки золотых монет и алмазов; туристам нередко предлагают «войти в долю» или купить

акции по кладам!

Утверждают также, что в бухте Бель-Омбр по сей день лежат сокровища казненного на острове Реюньон француза, известного игрока и авантюриста Оливье Вассе-ра, носившего также имя Ла-Бюз. Перед кончиной на виселице, воскликнув: «Ищите, кто может!» — швырнул он в толпу свиток с чертежами.

Тем временем по правому борту «Курчатова» подни­мается островок с гранитным основанием, окруженным белым воротничком прибоя. Островок носит имя Мойенн и приобретен за наличный расчет журналистом Брендоном Гришпоу. Робинзон XX