М.Л.Плахова

Б.В.Алексеев

Вверх и вниз по Амазонке

Книга известных художников М. Л. Плаховой и Б. В. Алексеева во многом отличается от научно-популярных книг и рассказов о путешествиях. Все началось с того, что профессиональные художники участвовали в научных экспедициях на научно-исследовательском судне «Дмитрий Менделеев» в Тихом океане, позднее — на корабле «Академик Курчатов» в Индийском океане.

. монтаж и обслуживание контроль рабочего времени учет и контроль рабочего времени как элемент скуд

В Суэцком канале. «Давай каюта!» О песчаной буре и бороде Сфинкса

«3 марта в 15.05 по местному време­ни пришли на рейд Порт-Саида для дальнейшего перехода Суэцким ка­налом. Сильные шестибалльные ветры юго-западного направления несут из африканской пустыни боль­шое количество мельчайшей пыли и песок, которыми покрылись палубы а все надстройки...»

Из дневника экспедиции

Алексеев

— И это вблизи Африки?

Иосиф Исаевич Гительзон, доктор биологических наук, член-корреспондент Академии наук СССР, работает над проблемой свечения, или биолюминесценции, моря. Зна­комство наше началось еще в период совместного рейса на «Дмитрии Менделееве» в Океанию.

— Свечение моря — одно из прекраснейших прояв­лений жизни на нашей планете,— говорит Иосиф Исае­вич.

В море с океанологами выходит он не в первый раз, испытывая в экспедиционных условиях батифотометры, разрабатываемые лабораторией фотобиологии Краснояр­ского института физики.

— Где синева? Где небо? Ни света, ни солнца...

Гительзон пожимает плечами, он, как и я, поражен пей­зажем. От Африки тянет холодом, с обращенного к Европе борта веет слабым теплом. В воздухе мутное марево, в бесцветных небесах бесформенные облака, в снастях под­вывает ветер.

На мачте рядом с советским полощется красно-синий с белыми продольными полосами флаг. На рейде Порт-Саида вода рябит мелкими морщинами странного зелено­ватого оттенка, будто армаду разномастных кораблей ско­пом затолкали в огромный хлорированный бассейн. Контейнеровозы и танкеры, буксиры, суда грузовые и пасса­жирские под флагами всех стран. Вавилон этот покорно ждет формирования каравана для прохода Суэцким кана­лом. Стали на якорь и мы.

Иногда белесый солнечный свет прорывается сквозь хмарь, и тогда вода приобретает цвет расплавленного оло­ва. Медленно, бессистемно, как во сне, перемещаются ко­рабли по заливу, оставляя за кормой искрящуюся полоску, будто, наскучив ожиданием, бродят из угла в угол. Даже чайки не оглашают криками сонное царство, описывают беззвучно круги над мачтами, растворяются бесследно в высоте. Какое-то отчаянно ржавое судно, очнувшись, неожиданно выбрасывает из желтой трубы черную струю дыма, не торопясь перемещается на несколько метров и вновь замирает будто уткнувшись в невидимую черту.

Однажды мы целых десять дней ожидали разре­шения на вход в канал,— утешают бывалые моряки, члены экипажа.

Зато судьбой нам дадено дойти до пирса Адена,— бормочет Плахова, отскребая палитру.