М.Л.Плахова

Б.В.Алексеев

Вверх и вниз по Амазонке

Книга известных художников М. Л. Плаховой и Б. В. Алексеева во многом отличается от научно-популярных книг и рассказов о путешествиях. Все началось с того, что профессиональные художники участвовали в научных экспедициях на научно-исследовательском судне «Дмитрий Менделеев» в Тихом океане, позднее — на корабле «Академик Курчатов» в Индийском океане.

Источник: krac0tka.ru

Средиземное море. О чудесах и лунной радуге.

буйство­вала весна, почтальон вручил нам в Москве удивительную телеграмму: «Срочно выезжайте нод воду погружением „Аргуса"». Расшифровать ее было несложно: в Южном отделении Института океанологии, пеподалеку от Ге­ленджика, готовили к погружению подводный обитаемый аппарат «Аргус».

Сравнительно недавно в арсенале исследователей океана появилось новое средство, с помощью которого гео­логи могут собственными глазами увидеть рельеф дна,— подводные обитаемые аппараты. Они могут опускаться на глубину до двух километров с тремя членами экипажа на борту и системой жизнеобеспечения на трое суток, с обычным рабочим погружением, ее превышающим вось­ми часов.

«Аргус» — аппарат отечественный. В 1976 году но зака­зу Академии наук СССР в Канаде были построены два подводных обитаемых аппарата «Пайсис» («Йайснс» — созвездие и знак Зодиака Рыбы). Батискафы снабжены ме­ханической рукой-манипулятором, теле- и фотокамерами, локаторами кругового обзора и подводным акустическим телефоном для связи с поверхностью.

Из нашей мастерской, что находится в Краснодарском крае, в очаровательном месте, именуемом Горячий Ключ, недалек путь до Южного отделения, и мы стали очевидцами прибытия «Пайсиса». Мощный кран осторожно перенес десятитонную махину с платформы на прогретую солн­цем землю. Расплюснутое белое тело, покачиваясь, мед­ленно вращалось на тросах. Сияя алой горловиной, приб­лижалось к земле, будто садилась диковинная птица, пробуя грунт ногами-опорами. Три глаза-иллюминатора оглядывали окрестность. В длинном алюминиевом ангаре ожидал встречи с кол­легой желтый «Аргус».

Вскоре, малость пообжившись, «Пайсие» отправился исследовать дно Байкала, где в 1977 году приступила к работе Байкальская геофизическая экспедиция, «Ар­гус» же готовили к очередному погружению в воды Чер­ного моря.

Весной в Южном отделении остро и пряно пахнет сос­новая рощица, высаженная руками сотрудников. Вытал­кивают лиловые стрелки ирисы, стекают с кустов сирене­вые грозди. Получив телеграмму, мы, погрузив в машину холсты и краски, немедленно отправились в путь втроем, сидя за рулем по очереди с Натальей: в семье нашей глава осуществляет лишь общее руководство, изредка совмещая его с заправкой бака бензином.

И вот уже позади Пшадский и Михайловский перевалы, «Жигуль» сигналит перед железными воротами. На въезде поблескивает таинственная надпись: ИОАН (Ин­ститут океанологии Академии наук). Трем художникам работать вместе и легче и трудней. Порой разные точки зрения рождают сложности, однако, наспорившись вдо­воль, приходим к бесспорному: точка пересечения взглядов есть истина.

Прихватив альбом, Наталья отправляется в ангар, предоставив нам решать бытовые проблемы, которых, впро­чем, немного: «дом» на четырех колесах со сдвоенным багажником прибывает вместе с нами. Успеваем приехать вовремя: завтра, на рассвете, «Аргус» отбуксируют к месту погружения.

Батискаф похож на фантастическое белое яйцо. Еще не так давно он был желтым, как вылупившийся цыпленок. Изменить цвет его заставил случай, едва не ставший траги­ческим. В ангаре, оплетенном щупальцами кабелей и тро­сов, рисуем «Аргус» в последние часы перед погруже­нием.

Вечерний