М.Л.Плахова

Б.В.Алексеев

Вверх и вниз по Амазонке

Книга известных художников М. Л. Плаховой и Б. В. Алексеева во многом отличается от научно-популярных книг и рассказов о путешествиях. Все началось с того, что профессиональные художники участвовали в научных экспедициях на научно-исследовательском судне «Дмитрий Менделеев» в Тихом океане, позднее — на корабле «Академик Курчатов» в Индийском океане.

комплект плетеной мебели

Еще раз о пауках и улитках.

Корабли, яхты, шхуны и лодки приспосабливаются к жизни воды и неба, кажутся живыми, как и плещущие под­ле них волны. Но главная прелесть их заключена в скользящем движении по утренней воде. Иллюзия парения тем сильнее, чем спокойнее океан, чем ярче трепет бликов на округлых боках суденышек.

Безмятежное созерцание залива прервано появлением, оживленно жестикулирующего Алексеева. Проходит не менее пяти минут, прежде чем удается добиться от него внятного рассказа, что именно произошло или собирается произойти.

Итак, Иосиф Исаевич Гительзон познакомился с уче­ным, директором Сейшельского колледжа, Джоном Ада­мом. Сейчам Адам с семьей прибудет на корабль; Ги­тельзон приглашает нас принять участие в ответном визите в колледж, где есть класс искусств.

Адам приезжает вместе с супругой и двумя ребятиш­ками — десятилетним Джозефом и малюткойДжозефиной. I лава семьи представителен, корректен, держится друже­любно и просто. Дженни Адам — миниатюрная креолка, совсем юная, с восточным разрезом удлиненных к вискам карих глаз. Красивые руки, на нежном лице, будто роспись по фаянсу, темные полукружия бровей - красавица из сказки. С ребятишками, подвижными, как ртуть, разгова­ривает тихим, мелодичным голосом, и они повинуются ей беспрекословно, как маленькие веселые зверьки", тут же прибегают на зов.

Дети в первый раз на корабле. Заглядывают в госте­приимно распахнутую дверь капитанской рубки, с удивле­нием рассматривают пульты управления, замирают перед стеклянными витринами, где хранятся подарки, получен­ные «Курчатовым» во всех концах света: австралийские игрушки — кенгуру и коалы, флажки, искусные плетения Океании, гирлянды транжипаний с островов Тонга, наряд­ные, отделанные оленьим мехом куклы северных стран, значки, эмблемы...

Гости совершают экскурсию по кораблю. Комфорта­бельные салоны, .солидная научная библиотека, удобные интерьеры производят должное впечатление. В семье Адама, как и в остальных сейшельских семьях, говорят на трех языках — французском, английском и местном, креольском. В беседе с Гительзоном Адам придержи­вается английского, но Дженни и дети то и дело переходят