М.Л.Плахова

Б.В.Алексеев

Вверх и вниз по Амазонке

Книга известных художников М. Л. Плаховой и Б. В. Алексеева во многом отличается от научно-популярных книг и рассказов о путешествиях. Все началось с того, что профессиональные художники участвовали в научных экспедициях на научно-исследовательском судне «Дмитрий Менделеев» в Тихом океане, позднее — на корабле «Академик Курчатов» в Индийском океане.

Пишет сайт cardiology-club.com

Еще раз о пауках и улитках.

века. Однажды некто, соблазнившись размером или вкусом моллюска, взял его с собой на корабль. Дальнейшие события развива­лись несколько неожиданно: через сто лет — срок для природы незначительный — ахатину обнаружили в Ин­дийском океане, на островах Маврикий, Реюньон, Сей-шелы. Затем путешествующая улитка оказалась в Индии, откуда ее продвижение на восток почему-то приостанови­лось.

Зато в 1910 году ее обнаружили в Малайе, в 1925 году — в Японии, в 1931 году — в Южном Китае, а затем на Гавай­ских островах. Остается предположить, что какому-то японскому солдату пришло в голову увезти в ранце несколько ахатин. Завоевателей изгнали, но ахатины оста­лись, и освоение ими новых территорий стало лишь вопро­сом времени. Рассказывают также, что один молодой че­ловек, проходивший военную службу на Гавайях, собира­ясь в отпуск во Флориду, «прихватил» с собой три ахати­ны — вскоре любители цветов обнаружили прожорливых улиток на любимых клумбах. Одна ахатина откладывает ежегодно до шестисот яиц. Если бы выживал каждый вылупившийся моллюск, через три года они достигли бы цифры одиннадцать миллиардов.

Сельскохозяйственные эксперты забили тревогу: улит­ку стали называть «чумой растений» — опасность грозила всем кофейным плантациям Флориды; из «африканского деликатеса» жительница тропических лесов превратилась в кругосветную путешественницуо ведь мы о пауках говорили. Так вот, за их отсут­ствием биологи сосредоточили внимание на ахатинах. После неудачной экскурсии к подножию скал Шилейко собрался в Ботанический сад. Тут я вспомнил прошлую экспедицию. Говорю: «А ведь я тебе пауков без тропи­ческих лесов и садов достану!» — и повел его к окраинам, где стоят домики местных жителей. Между ними под кри­вым деревянным мостиком струился зажатый каменными стенками ручеек. На полусгнивших сваях, между про­висшими проводами, в изобилии висели пауки, те самые. Шилейко оставалось лишь спуститься к ручейку и от­важно хватать пауков пинцетом, что он и сделал без промедления.

В лаборатории биологов, за темными стеклами банок, плавают в формалине желанные пауки. Нашли свое место и ахатины — бледно-коричневые красавицы в туго свитых конусообразных раковинах с продольными коричневыми полосками по золотому фону.

Чтобы не расстраивать охотников за пауками и су­хопутными моллюсками, молчу и не сообщаю о том, что и за ахатинами не было никакой необходимости выезжать на автобусе. Нами тоже сделано научное открытие: в любой канаве города Виктории по цементному ложу, предназна­ченному для стока дождевых вод, и просто по тротуарам свободно гуляют ахатины — кому какая понравится!

Второе утро на Сейшелах. Еще не объявлен выход в го­род. В ожидании разрешения приходится любоваться пей­зажем с палубы.

Самый изобретательный зодчий не смог бы придать столь фантастичных форм своему творению: трехглавый гранитный исполин сглажен ветрами, иссечен глубокими трещинами, будто затейливой вязью абстрактного рисунка. Гранитный фиолетово-зеленый монолит стережет залив, бухта, как стручками, усеяна шхунами и лодками.

Виляя и раскачиваясь из стороны в сторону, движется неустойчивое суденышко «Леди Эсм» — три раза в неделю курсирует оно между островами Праслен и Ла-Диг и Вик­торией. Путешествие на «Леди Эсм» среди местных жите­лей не считается приятным.