М.Л.Плахова

Б.В.Алексеев

Вверх и вниз по Амазонке

Книга известных художников М. Л. Плаховой и Б. В. Алексеева во многом отличается от научно-популярных книг и рассказов о путешествиях. Все началось с того, что профессиональные художники участвовали в научных экспедициях на научно-исследовательском судне «Дмитрий Менделеев» в Тихом океане, позднее — на корабле «Академик Курчатов» в Индийском океане.

Ломбард золотых часов: почему стоит покупать золотые часы в ломбарде.

Селедка и Балтика. В Кильском канале. Кто говорил «ясно». Часослов герцога Веррийского

Во время частых штормов происходит смещение слоев, так глубинные воды получают кислород для жизни. Вернее, так было. А теперь?

Группой специалистов установлен «диагноз»: полу­замкнутые акватории — Северное, Балтийское и Среди­земное моря сильно загрязняются. На Балтике и в отдель­ных районах Северного моря катастрофически сокращают­ся популяции морских млекопитающих, жизнь гибнет.

Радиоактивные отходы, мусор, сточные воды с высокой концентрацией в них металлов попадают в моря с водами рек.

А какая глубина Балтики?

Всего шестьдесят метров.

Сквозь мутное, забрызганное стекло наружной галереи видно, как клюет носом рыбацкое судно, по самые мачты зарываясь в пену. Временами горизонт оказывается выше иллюминатора, и кажется, корабль съезжает с горы.

Алексеев

Приближаемся к Килю. На палубах ветер, вода иссече­на рябью. Ядовито-зеленые буйки по фарватеру оснащены звуковым сигналом. Покачиваются на взбудораженной воде, издают стонущие звуки, будто, выставив глаза-пери­скопы, переговариваются подводные чудища. Неподалеку, полупогрузившись, разрезает воду подводная лодка, а за ней, как на привязи, сохраняя дистанцию, с полдюжины темно-серых сторожевиков.

21 февраля, в десять часов утра, подходим к маяку Киля и принимаем на борт лоцмана. К створкам шлюзо­вых сооружений по традиции идем под тремя флагами — нашим, советским, флагом ФРГ и еще вымпелом, означаю­щим: «На корабле лоцман».

Временами кажется: судно идет по земле. Совсем близ­ко аккуратные клинья полей, рассеченные темными полос­ками лесов, островерхие черепичные крыши коттеджей, шпили соборов. Геометрически спланированные пастбища, ниточки дорог, гигантский макет с вросшими в землю резервуарами горючего, верфями, складами.

«Вошли в Кильскую бухту, ошвартовались в шлюзе Хальтенау. Канал прошли благополучно»,— появляется запись в дневнике экспедиции.

День провожу в обживании рабочего места,- которое трудно именовать мастерской, остается лишь вспоминать удобную и просторную, с естественным светом акустиче­скую лабораторию «Менделеева». На «Курчатове» оказы­вается свободной лишь маленькая комнатушка на шлюпочной палубе с единственным иллюминатором, что упирается в лебедку для подъема и спуска глубоководных аппаратов: отныне и на много дней будет виден пейзаж в обрамлении металлических растяжек.

Итак, распаковал ватман; прибил к столу, расширив его, доску, уютно пристроил белый телефон, укрепил моль­берт на случай сильной качки, даже проверил, как движут­ся на кронштейнах лампы. Подготовить рабочее место — не коврик из цигейки постелить. Веду в мастерскую Пла-хову:

— Видишь, мал золотник, да дорог... Можно по очереди