М.Л.Плахова

Б.В.Алексеев

Вверх и вниз по Амазонке

Книга известных художников М. Л. Плаховой и Б. В. Алексеева во многом отличается от научно-популярных книг и рассказов о путешествиях. Все началось с того, что профессиональные художники участвовали в научных экспедициях на научно-исследовательском судне «Дмитрий Менделеев» в Тихом океане, позднее — на корабле «Академик Курчатов» в Индийском океане.

OneTwoSlim реальные отзывы Украина VashPIN.

О пиратах. В гостях у Адама. Буржуа под соусом. Мы — сейшедьцы

После ужина Алексеев затевает светскую беседу, в витиеватых выражениях извещая, что ужин был прекра­сен, как прекрасна сама хозяйка дома, но он удручен тем немаловажным обстоятельством, что не имеет уверенности, согласится ли она позировать и, если согласится, удастся ли ему передать все ее очарование и прелесть.

Затем взор его обращается ко мне — очевидно, в ожи­дании перевода. Но нет, немецкий язык слишком прямо­линеен, дабы передать такие глубокие мысли и чувства. Гительзон приходит на помощь, однако надо признать, что перевод его значительно короче речи Алексеева. Дженни улыбается, кокетливо поправляет шелковые локоны и с готовностью усаживается на диван. Алексеев извлекает альбом и приступает к действу.

Вчера на корабле он сделал удачный рисунок с Адама. Но Дженни! Лицо ее все время в движении, в нем нет ничего обыденного, трепетная изменчивость выражения глаз, мимика, женственность чуть широковатого лица с еле заметно выступающими скулами. Дженни не пози­рует: подвижной ее натуре противоестественны застывшие позы.

Алексеев с хитростью приступает к портрету, лишь контуром наметив очертания лица, сосредоточившись для начала на каштановой волне ниспадающих волос. А мне не остается ничего другого, как рисовать портрет устроенного Джозефом на моих коленях толстого щенка, во всем мире именуемого дворняжкой. Имени у юного существа еще нет, но судьба его складывается удачно.

— Можете себе представить,— горюет Дженни.—
У нас сейчас три щенка, и все три — девчонки!

Действительно, можно посочувствовать. Включая со­баку-маму, наличие четырех девиц в доме — и на Сейшелах проблема.

О! И что же вы намерены делать?

Не знаю! — пожимает плечиком Дженни.— Мы хо­тели их отдать, но дети категорически против.

Отрадно слышать, что мнение Джозефа и четырехлет­ней Джозефины может играть решающую роль в судьбе собачьей семьи.

Так и течет тихий вечер на берегу Индийского океана. Совсем близко проходит шоссе, но сочная листва гасит звуки, зеленым занавесом отделяя дом от дороги. Семейство гекконов, устрашая пауков и многоножек, все еще висит на потолке распластанными черными крестиками.