М.Л.Плахова

Б.В.Алексеев

Вверх и вниз по Амазонке

Книга известных художников М. Л. Плаховой и Б. В. Алексеева во многом отличается от научно-популярных книг и рассказов о путешествиях. Все началось с того, что профессиональные художники участвовали в научных экспедициях на научно-исследовательском судне «Дмитрий Менделеев» в Тихом океане, позднее — на корабле «Академик Курчатов» в Индийском океане.

Где купить аттестат 11 классов? На нашем сайте вы можете купить аттестаты 11 классов!

О пиратах. В гостях у Адама. Буржуа под соусом. Мы — сейшедьцы

Здоровые черты культуры возрождаются, растет число ансамблей, певцов и танцоров. Скажите, вам приходилось видеть креольскую сегу? Это удивительное зрелище! В танце оживает душа народа, множество оттенков настрое­ния передается пластикой жестов, движением тел, выра­зительной игрой пальцев.

Мы не видели креольской сети и не знаем, доведется ли ее увидеть. Свист покрышек на поворотах, где совсем рядом угадывается в чернильной темноте обрыв, глухие удары прибоя. Дробится в листве лунный свет, тянутся к стеклам машины растрепанные листья бананов. Обста­новка располагает к таинственным историям.

— Скажите, что означает марка с изображением мор­ских разбойников, зарывающих сундук? — спрашивает Иосиф Исаевич.— Пятицентовая марка семьдесят пятого года.

— Если вы видели наши карты, то наверняка обрати­ли внимание на названия. Например, «Пиратская пещера» на Маэ или присвоенное островку имя корсара восемна­дцатого века Жана Франсуа Одуля. Пираты и корсары были крепко связаны с губернаторами и офицерами, поэто­му пиратская вольница действовала безнаказанно. На Сей-шелах зарытые сокровища по сей день тревожат людское воображение. Полагают, что главные богатства лежат в прибрежных скалах бухты Бель-Омбр, и вот однажды...

Тут машина под прямым углом сворачивает с шоссе на грунтовую дорогу. Еще несколько метров — и мы упираем­ся в поляну, замкнутую тяжелыми купами деревьев, с одноэтажным коттеджем в центре. Из раскрытой двери дрожащей золотой полоской тянется свет, сияют теплотой окна, и уже бегут навстречу, перепрыгивая через высту­пающие корни, Джозеф и Джозефина.

Только что земля казалась нетронутой и дикой, безли­кой — масса растений. Но вот уже на пороге дома в простом и милом домашнем платье встречает нас Дженни. Еще

покачиваются недавно брошенные качели, сохнут ребячьи трусики и рубашонки, вертятся под ногами две черно-белые кошки с острыми лисьими мордочками.

Как сказал Адам, семьей был приобретен пустующий участок джунглей на берегу океана. Теперь здесь растут бананы и манго, тянется ввысь папайя, вокруг плодовых деревьев тщательно вскопанные, аккуратные колечки зем­ли. На тонких ножках, похожие на мячи свешиваются пло­ды хлебного дерева. Дженни с гордостью показывает поса­женное ею авокадо, называемое здесь «аллигаторовой гру­шей».

— А вот и яблоня! — Дженни весело смеется, уловив удивленный взгляд. Странное растение с блестящими, как
у фикуса, глянцевыми листьями даже отдаленно не напо­минает яблоню.

В большом, переходящем в террасу холле уютно и про­сторно. Толстый ковер на синем с белыми квадратами пла­стике пола, светлые стены, окрашенный белой масляной краской потолок обрамлен декоративными балками.