М.Л.Плахова

Б.В.Алексеев

Вверх и вниз по Амазонке

Книга известных художников М. Л. Плаховой и Б. В. Алексеева во многом отличается от научно-популярных книг и рассказов о путешествиях. Все началось с того, что профессиональные художники участвовали в научных экспедициях на научно-исследовательском судне «Дмитрий Менделеев» в Тихом океане, позднее — на корабле «Академик Курчатов» в Индийском океане.

buy viagra online

Полигон «Фреда». Потоп, или Что такое ватергюйс. «Боцмана — на бак!»

Ветер, дующий в носовую часть судна,— отвечает он без запинки.

А пассат?

Постоянные ветры между двадцатью пятью и трид­цатью градусами широты каждого полушария и экватора.

Топовые огни?

Два белых огня один над другим на передней фок- и задней грот-мачтах.

Скучно спрашивать человека, который все знает. И все-таки:

А что такое магнитное склонение?

Угол между истинным и магнитным меридианом. А вот что было раньше — галеры или парусный флот?

На этот вопрос не считаю нужным давать ответ: плывем не на галере и не под парусом. Заседание клуба «хочу все знать» можно считать закрытым.

По волнам продолжают барабанить капли, работа отме­няется, и это тоже неплохо, есть время задуматься. Уже второй месяц находимся в океане, пройдены тысячи миль. Порою кажется, время остановилось, потекло вспять и не «Курчатов» разрезает воды Индийского океана, а «Дмит­рий Менделеев» продолжает путь по Океании, высаживая членов экспедиции на необитаемые плоские атоллы с под­мытыми прибоем корневищами пальм, чьи растрепанные верхушки кивают в черте прилива. Улучив момент, пры­гаешь в клубящуюся пену, предварительно выбросив на берег «багаж», и этюдники мягко шлепаются в песок...

Сегодня, пользуясь передышкой, просмотрели сделан­ное за месяц. Пейзажи, жанровые зарисовки, портреты членов экспедиции и людей, встреченных на островах.

...Загадочная вещь «наука видеть», пожалуй, острее всего проявляется в работе над портретом: ведь модель, становясь пленницей позы, часто перестает быть сама со­бой. Зачастую зарисовка оставляет лишь поверхностное представление о человеке, передает внешнее сходство, не показывая человеческой сущности. В творческом процессе нет установленных закономерностей, многое зависит от душевного состояния художника и модели.

Отношение к процессу работы всегда индивидуально. «Модели для нас, художников, это только типографские литеры, которые помогают нам выразить себя. Произведе­ние искусства для того, кто умеет видеть.это зеркало,

в котором отражается состояние души художника»,— пи­сал Гоген, великий, умевший опираться на натуру мастер. Кисть его предельно конкретна, принимаемое за стилиза­цию — лишь гениальное обобщение, его художественное кредо: «Всякий искренний художник — ученик своей мо­дели» — остается непреложным.

Наука не дает нам точных сведений, когда именно люди стали изображать человеческие лица. На камнях, скалах и сланцах, этих «альбомах прошлого», запечатлен процесс охоты. Со временем преследуемые животные исчезают в изображениях, предметом, возбуждающим внимание, становится сам человек, его лицо и тело.