М.Л.Плахова

Б.В.Алексеев

Вверх и вниз по Амазонке

Книга известных художников М. Л. Плаховой и Б. В. Алексеева во многом отличается от научно-популярных книг и рассказов о путешествиях. Все началось с того, что профессиональные художники участвовали в научных экспедициях на научно-исследовательском судне «Дмитрий Менделеев» в Тихом океане, позднее — на корабле «Академик Курчатов» в Индийском океане.

cialis

Полигон «Фреда». Потоп, или Что такое ватергюйс. «Боцмана — на бак!»

Что пользы объяснять ей, что иногда лучше промолчать. Тем более впоследствии группа биоакустики, как в «маг­нитное решето», отсеивает ненужные звуки...

— Так не отсеяли же! И нечего меня воспитывать. А то как в восточной пословице получается: «Если ты задумал сказать правду хотя бы в шутку, держи у порога оседлан­ ную лошадь и ногу в стремени».

Быстро вечереет, уже можно смотреть на солнце без боли в глазах. Ветерок слабеет, чуть стелется над океаном, и волны морщатся от золотой ряби. Закат — всегда чудо, и ощущение это не притупляется с течением времени, а каждый раз одаряет благоговейной радостью. Взгляд не­вольно обшаривает поверхность океана — может быть, мелькнет и для нас округлый стремительный плавник дель­фина. К концу дня Плахова уходит писать на бак, увлечен­ная живописным нагромождением ржаво-рыжих якорных цепей и ярких спасательных поясов, разложенных для просушки. «Курчатов» в очередном дрейфе, на станции выключены двигатели. Расположившись неподалеку, ра­ботают с записывающей аппаратурой сотрудники лаборато­рии Бельковича.

Должна тебе сказать,— сообщает она, возвратив­шись,— и я приобщилась к работе группы биоакустики. Сижу, пишу этюд, они рядом записывают дельфиньи речи и шумы моря. Кисти из рук валятся — до того интересно подслушать дельфиний разговор. В аппарате действитель­но трещало, свистело и пощелкивало. Но только, знаешь, что я в конце записи услышала?

Ну?

И потрескивало, значит, и попискивало, а потом, да ясно так: «Боцмана — на бак!» Ты ведь не думаешь, что дельфинов интересует местонахождение боцмана?