М.Л.Плахова

Б.В.Алексеев

Вверх и вниз по Амазонке

Книга известных художников М. Л. Плаховой и Б. В. Алексеева во многом отличается от научно-популярных книг и рассказов о путешествиях. Все началось с того, что профессиональные художники участвовали в научных экспедициях на научно-исследовательском судне «Дмитрий Менделеев» в Тихом океане, позднее — на корабле «Академик Курчатов» в Индийском океане.

риторика онлайн

О клепсидре. Идем Ла-Маншем. Мешок бурь и колокол рока.

: каким материа­лом, в какой технике, в какой фактуре передать динамику окружающей среды, экспрессивность шторма, мощь грозы в открытом океане или нежно-пастельную мягкость, идил­лический покой штиля.

К слову сказать, иногда «открытия» происходят слу­чайно, сама судьба вкладывает в руки ключ к решению проблем. Помнится, еще в экспедиции в Океанию нас изрядно мучили свежезаписанные холсты, что при малей­шей качке так и норовили шлепнуться друг на друга или на пол по закону падающего бутерброда — именно покрытой краской стороной.

Однажды по свойственной ей рассеянности довелось Плаховой выдавить на палитру вместо масляных белил тюбик ацетатной белой темперы. И что же? Замешенные на вязкой массе, в считанные часы высохли масляные краски, проблема «сохнущих холстов» перестала сущест­вовать и отравлять жизнь.

Ко многому приходится приспосабливаться в океане. Хочется работать точно и просто, отдавая дань естествен­ной репортажности (ибо события подталкивают и торопят), и в то же время осмыслить виденное, не просто показать,

но и рассказать. Ведь живопись, как и наука, входит сос­тавной частью в единый процесс познания мира: ученый всматривается в океан, чтобы разгадать его биологические тайны, художник — тайны его красоты. Настоящее где-то близко, рядом, и, чем труднее, тем больше ощущаешь сил, о которых и не подозревал.

Еще раз на час переведены стрелки судовых часов. «Академик Курчатов» проходит самое узкое место Ла-Манша. Слева — туманные берега Франции, справа, как мираж, белеют меловые скалы Дувра. Тяжелый, много­этажный паром утюжит пролив.

Не так давно водолазы обнаружили здесь останки неиз­вестного судна; в разрушенном остове сохранился кованый сундук, а в нем — серебряная медаль, отчеканенная в 1740 году в Гааге. Если верить надписи на медали, Гуттенберг вовсе не был изобретателем первого печатного станка: на одной стороне медали выбито «Гуттенберг из Майнца», на другой — текст, из которого следует, что первый станок для печатания книг изготовил в 1440 году некто Лоренцо Костер из Нидерландов. Медаль выбита по случаю... трех­сотлетия этого события!

Пролив Ла-Манш издавна служил своеобразной ареной для желающих совершить подвиг. Пересекали его на боч­ках, пускались вплавь, перелетали на воздушном шаре, опускались на дно. В 1588 году сто тридцать тяжелых кораблей и множест­во вспомогательных суденышек «Непобедимой Армады» испанского флота вошли в воды Ла-Манша: Англия, вла­дычица морей, мешала испанцам спокойно вывозить сереб­ро и золото. Англичане успешно атаковали испанцев и, потопив несколько кораблей, скрылись, вынудив суда «Не­победимой Армады» уйти на ночь к французскому берегу и стать на рейде города Кале.

Глубокой ночью английские пираты под предводитель­ством Фрэнсиса Дрейка вновь напали на испанцев. Спе­циально оснащенные суда-поджигатели вызвали много­численные пожары. Согласно молве, наутро Фрэнсис