М.Л.Плахова

Б.В.Алексеев

Вверх и вниз по Амазонке

Книга известных художников М. Л. Плаховой и Б. В. Алексеева во многом отличается от научно-популярных книг и рассказов о путешествиях. Все началось с того, что профессиональные художники участвовали в научных экспедициях на научно-исследовательском судне «Дмитрий Менделеев» в Тихом океане, позднее — на корабле «Академик Курчатов» в Индийском океане.

Источник

О клепсидре. Идем Ла-Маншем. Мешок бурь и колокол рока.

Не так давно в прессе был опубликован рассказ капи-

тана Домолего о переходе вверенного ему советского судна через Бмскай: «Остались позади Африканский континент и вместе с ним беззаботный штиль. На траверзе Гибралтара началась болтанка, а затем шторм. Из Северо-Западной Атлантики смещался навстречу нам центр мощного цикло­на, чтобы на своем излюбленном полигоне устроить очеред­ной экзамен кораблю и людям. К ночи ветер достиг ураган­ном смлн, а высота вала — пятнадцати метров. Скорость сбавили до двух узлов.

На судне никто не спал, даже свободные от вахты: разве уснешь, когда стена воды с пятиэтажный дом бьет по корпусу? Двенадцать часов продолжалось это единобор­ство...»

Верьте, верьте приметам, особенно находясь на корабле! Ведь, как правило, никогда не случается то, чего боишься, каждый знает: взятый из дома зонтик гарантирует от дождя! Перед выходом в Бискайский залив закрепили все, что можно кренить в каюте, убрали способное падать и разбиваться, закрутили до отказа болты иллюминатора, за­готовили бесполезный пипольфен и лимоны — ждем своего часа.

А он не наступает вовсе.

Ни бури, ни циклона, ни завалящего штормика. «Кур­чатов» успевает проскочить между фронтом циклона и ан­тициклона; как говорит Клара Войтова, «прошли по гре­бешку», «25 февраля завершили переход через Бискайский залив при относительно хорошей погоде», как зафиксиро­вано в дневнике экспедиции.

«Относительно хорошая погода» — это если тебя не переворачивает вверх ногами, а лишь кидает из стороны в сторону и моросит мелкий дождь, покрывая сеткой пяти­балльные волны. Однако, если ожидаешь худшего, всякая мелочь вроде уходящей из-под ног палубы не имеет зна­чения.

К вечеру облачность разрывается. Среди мятых, хлопьями взбитых облаков показывается и прячется луна. Жемчужно-серые тени бегут по кораблю, прозрачные и легкие, не подчеркивают рельефа. Бархатно-густые, без лунного блеска воды колышутся тяжелой массой. Горизон­та нет, граница неба и моря обозначена лишь одинаковыми огоньками идущих встречным курсом кораблей. Идем тихим ходом, отбрасывая на две стороны пенистые горы.