М.Л.Плахова

Б.В.Алексеев

Вверх и вниз по Амазонке

Книга известных художников М. Л. Плаховой и Б. В. Алексеева во многом отличается от научно-популярных книг и рассказов о путешествиях. Все началось с того, что профессиональные художники участвовали в научных экспедициях на научно-исследовательском судне «Дмитрий Менделеев» в Тихом океане, позднее — на корабле «Академик Курчатов» в Индийском океане.

Лучшие санатории по лечению артроза в башкирии.

Западная часть Европы пройдена. Впереди Гибралтар и Средиземное море. День окончен.

Сидим в радиорубке, ожидаем Москву. На двери плакат-предупреждение: «Посетители, не засовывайте руки в ап­параты!» Тексту сопутствует рисунок, выполненный кора­бельными умельцами: сизо-лиловый человечек излучает пронизывающие его токи — радист Иван Иванович Коси-нов не лишен юмора.

Уже пятнадцать лет работает он на корабле «Академик Курчатов». Подвижный, черноволосый, четкий в дви­жениях, он кажется моложе, чем есть, и я попадаю впросак.

А не тяжело столько лет плавать? От семьи вдалеке, ведь у вас, наверное, есть дети?

А как же! Двойняшки они у меня.

Вот как. Живут, значит, где-то на земле симпатич­ные двойняшки, темноглазые, как отец, с любопытными детскими мордашками.

— Сыну моему двадцать исполнилось, дочери, естест­венно, столько же. Сын в Высшем инженерно-техническом учится, дочка — на юридическом. Вот и я тоже учусь,— улыбается Иван Иванович.— Конечно, заочно, в Высшем инженерно-мореходном училище, я ведь лишь радиотех­ническое мореходное училище кончал, а до этого все время в море был — на «рыбаках» плавал. И сам, бывало, тонул, и других спасал.

Художников радист еще приемлет, а вот журналистов терпеть не может.

Что так?

Да, знаете... Как-то над Калининградом пронесся ураган, аппаратуру повредил, я тогда ремонтировал радио­передатчик...

Словом, пришли журналисты. Двое. Им порекомендо­вали побеседовать с радистом. Он и не беседовал вовсе —

некогда было, на вопросы, конечно, отвечал вежливо, но был занят другим, более важным делом.

— Ну, они вроде посидели, поморились малость и пошли. А наутро в калининградской газете большая статья — откуда что взялось. И все обо мне. Перед людьми неудобно было, будто я в такое время о себе рассказывал.

В радиорубке каждого морского судна обязательно висят большие настенные часы с белым циферблатом. Поперек циферблата наклеена узкая бумажная полоска, по неписаному закону моря эта полоска закрывает несколько минутных делений: как только стрелки часов приближают­ся к ней, радиостанции всех судов мира замолкают. Все разговоры прерываются: радисты слушают эфир. Дважды в течение часа, с пятнадцатой по восемнадцатую минуту и с сорок пятой по сорок восьмую,— всего сорок восемь раз в сутки корабли во всех морях и океанах слушают, не зазвучит ли на частоте пятьсот килогерц призыв о помощи. Международный закон моряков разрешает в эти минуты посылать в эфир лишь один сигнал — SOS. Save our

1[2]345