М.Л.Плахова

Б.В.Алексеев

Вверх и вниз по Амазонке

Книга известных художников М. Л. Плаховой и Б. В. Алексеева во многом отличается от научно-популярных книг и рассказов о путешествиях. Все началось с того, что профессиональные художники участвовали в научных экспедициях на научно-исследовательском судне «Дмитрий Менделеев» в Тихом океане, позднее — на корабле «Академик Курчатов» в Индийском океане.

http://www.luxorslots.com . Телефонный справочник России бесплатное порно онлайн hd 2017

Несколько слов о Северном полюсе. Пищевая цепь и пища для размышлений

Из дневника экспедиции

Алексеев

Берега Аравии и Африки смягчены утренним туманом. Пока еще неопределенный коричнево-разбеленный тон имеет сиреневатый оттенок, колорит приглушен, мягко вкраплены светло-желтые пятна охры. Постепенно утро вступает в свои права, хотя встречным курсом идут кораб­ли с непогашенными сигнальными огнями. Слева по борту совсем близко проходит карминно-красное судно с ярко-желтыми надстройками и ослепительно белыми спасатель­ными шлюпками. Черная, как мазок тушью, труба, за кормой тянутся зеленоватые буруны.

Если пройти на бак и стать по носу корабля, берег ле­вый и берег правый одновременно откроются взгляду. Все ярче, локальнее краски, сочные и живые, как полотна Анри Матисса.

Удивительный этот мастер последовательно избирал лишь те мотивы, что, не волнуя воображение драматиче­ским содержанием, способны были радовать глаз изыскан­ным сочетанием форм и красок. По собственным его сло­вам, стремился он уподобить свое искусство «удобному креслу», в котором современный человек может отдохнуть от тяжелой умственной работы. Своеобразная, лишь ему свойственная живописная система основана на плоскост­ном сочетании цветовых пятен с активным подчеркива­нием контура — мир и предметы превращены в изыскан­ный орнаментальный узор.

Постепенно насыщаясь цветом, все шире разворачи­вается пейзаж: яркая голубизна неба, пологие рыжие хол-

мы Аравии, подобно жесткой аппликации подклеенные к небесам, лиловые ленты дымков — горит газ. Угольно-черным рисуются эстакады и нефтяные вышки рядом с пестрыми пятнами причалов для танкеров, цилиндров неф­техранилищ.

Справа — мрачный ландшафт африканского берега. Дикие кряжи, мощные горные цепи с острыми зубцами вершин. Выдавленные гигантскими силами из недр плане­ты, красноватые сбросы страшной крутизной срываются к океану.

Величественны угрюмые изломы земной коры, природа вдоволь натешилась своим могуществом. И хотя Драконовы горы, одни из самых высоких в Африке, находятся не здесь, название это как нельзя лучше кажется предназна­ченным открывавшемуся пейзажу.

Необычный цвет моря под стать грозной картине: до предела насыщенная ультрамарином, непрозрачная, расчерченная рядками голубоватых гребешков, колышется подле берега вода. И как последний, завершающий штрих — под багровыми оползнями заваленный набок черный остов погибшего корабля с сиротливо торчащими мачтами. Ни рощицы, ни деревца — лишь безжизненно-унылые ущелья, вобравшие фиолетово-синие тени.

Так и бегаешь от борта к борту, стремясь объять необъ­ятное. Наконец-то есть что писать. Удивляя «зрителей», работаем сразу на нескольких листах, стараясь не упустить переходы света, что длятся недолго: метод работы, как и технику, приходится изобретать сообразно обстоятель­ствам.