М.Л.Плахова

Б.В.Алексеев

Вверх и вниз по Амазонке

Книга известных художников М. Л. Плаховой и Б. В. Алексеева во многом отличается от научно-популярных книг и рассказов о путешествиях. Все началось с того, что профессиональные художники участвовали в научных экспедициях на научно-исследовательском судне «Дмитрий Менделеев» в Тихом океане, позднее — на корабле «Академик Курчатов» в Индийском океане.

адмирал ххх 2

Несколько слов о Северном полюсе. Пищевая цепь и пища для размышлений

Теплый воздух в палатках скапливается наверху, а «по полу» можно пройти лишь в меховых унтах. Так и работали. Зато много интересного обнаружили...

Например?

Например, температура воды значительно ниже нуля, но высокая соленость не дает ей превращаться в лед. И в этой воде кипит жизнь! Вам известно, что такое планк­тон? Это большая масса живых, находящихся во взвешен­ном состоянии организмов, не имеющих органов для само­стоятельного передвижения.

И какая разница с тропиками?

Вот тут и есть самое удивительное: открытый океан в районе экватора... беднее, чем воды Ледовитого океана у полюса!

С темной пеленгаторной палубы по железной узкой ле­сенке спускаемся на шлюпочную, где уютно помаргивают дежурные лампы. По дороге заглядываю в мастерскую, просматриваю, что сделано за истекший день, сегодня он проведен прекрасно: работали с семи часов утра до одинна­дцати вечера, вознаграждая себя за вынужденное безделье.

На корабле собирается научно-технический совет. Кают-компания занимает всю ширину корабля — от палубы до палубы. Четыре квадратных иллюминатора смотрят на один борт, четыре — на другой. Синий пластик пола отражает восьмирядный свет ламп дневного освещения, диваны обтянуты красной кожей. По четыре стола на шесть персон с каждой стороны, в центре — стол для руковод­ства. За ним капитан, его помощники, начальник экспеди­ции, руководители отрядов, врач. Они — мозг и сердце экспедиции, даже во время торжественного приема пищи могут лицезреть все, что происходит на корабле, с правой и с левой стороны.

Пара пингвиньих чучел потускневшими стеклянными глазками печально озирает кают-компанию. Выставив белые манишки, растопырив лапки, стоят на прозрачном куске оргстекла, изображающем полярный лед. За пингви­нами, как тому и положено быть, вздымаются на панно анилиново-ядовитые айсберги — пингвины эти уже много лет путешествуют по тропикам. В торжественные дни кают-компания преобразуется в «зону отдыха» — доста­точно крышку центрального стола заменить круглыми и уютными «ресторанными» столиками. В салоне ждет свое­го часа пианино, стенка над радиолой задекорирована моде­лями яхт, шхун и каравелл с вмонтированными в них светильниками: в праздники и на вечерах отдыха полу­чают отставку дежурные лампы дневного света, и яхты-фонарики заливают помещение интимным, способствую­щим отдыху мерцанием.

Сегодня в кают-компании сугубо деловая обстановка: первое заседание научного совета. Ученые со степенями и званиями, руководители отрядов в спорах рождают истину.

Скромно пристроившись в уголке дивана, понемногу рисую, понемногу слушаю. На борту «Курчатова» собра­лась весьма представительная группа крупных специа­листов практически по всем разделам морской биологи­ческой науки, включая исследователей китообразных под руководством доктора наук Бельковича. Вместе с «чисты­ми биологами» работают в экспедиции биофизики, био-геогидрохимики, гидрофизики, метеорологи.

Каждая научная группа оснащена специальным обору­дованием и является как бы отдельным элементом экспе­риментального комплекса, без которого невозможно подой­ти к решению поставленных перед экспедицией задач.