М.Л.Плахова

Б.В.Алексеев

Вверх и вниз по Амазонке

Книга известных художников М. Л. Плаховой и Б. В. Алексеева во многом отличается от научно-популярных книг и рассказов о путешествиях. Все началось с того, что профессиональные художники участвовали в научных экспедициях на научно-исследовательском судне «Дмитрий Менделеев» в Тихом океане, позднее — на корабле «Академик Курчатов» в Индийском океане.

Детальное описание мазох кафе тут.

Восьмое марта. Дельфиний визит. Хлеб и наука, или Тысяча двести буханок в рейс

Жила в Калининграде,— рассказывает Пелевина.— Город портовый, каждый где-нибудь плавает, мне тоже очень хотелось попасть на судно. Все знакомые девчонки на «китобойки» работать пошли, пошла и я, но получила ответ: «Нам пекари-кондитеры не нужны». Тогда я в Ин­ститут океанологии подалась — люди посоветовали. В от­деле кадров говорят: «Пекарь? Нужен!» К тому времени подружки мои уже наплавались, замуж повыходили, на­рожали детишек, а я только свет повидать собралась. Ну, приняли меня, оформили пекарем. Пятнадцать лет назад пришла я на этот корабль.

Наверное, тогда «Курчатов» молодым, хорошим был?

А по мне, он и сейчас хорош! Мне тут все дорого. Вы только не обижайтесь, разве вы корабль по-настоящему знаете? Леса по опушке не узнать. Словом, приняли меня пекарем, да оказалось, есть уже на корабле пекарь, ошибка вышла. И пошла я на судно камбузницей — мыла, убирала, все делала. Но случилось так, что заболел в рейсе пекарь, и мне предложили работать по специальности.

Сейчас у меня каждый день по две выпечки — ведь около двухсот человек на корабле. Сорок три свежеиспеченные буханки в день, и торты приходится печь, и пирожные. Я свою работу люблю. Много на корабле автоматики и печи электрические, да ведь руки ничем не заменишь. А знаете, что значит хлеб испечь? Вот, кажется, и по одной мерке кладу, и замешиваю, и выпекаю одинаково, а он каждый раз, хоть чуть, да иной — и запахом, и вкусом, и цветом. . Рассказывает Валя Пелевина, а я подсчитываю в уме: сорок три буханки в день — это тысяча двести буханок в месяц, шесть тысяч сто шестьдесят буханок в рейс. А за пятнадцать лет? Никакую науку не совершить без хлеба.

Поздно вечером выходим все вместе на палубу. Теплый ветерок треплет бахрому туркменской шали, из города Ашхабада волею судеб попавшей в Индийский океан.

Льется из кают-компании музыка, сияя огнями дви­жется корабль по ласковым водам.

12[3]