М.Л.Плахова

Б.В.Алексеев

Вверх и вниз по Амазонке

Книга известных художников М. Л. Плаховой и Б. В. Алексеева во многом отличается от научно-популярных книг и рассказов о путешествиях. Все началось с того, что профессиональные художники участвовали в научных экспедициях на научно-исследовательском судне «Дмитрий Менделеев» в Тихом океане, позднее — на корабле «Академик Курчатов» в Индийском океане.

Гидроизоляция для бассейнов гидроизоляция бассейна москва.

Прошли Суэцкий канал. Убыл с борта лоцман. 5 марта 1983 года вышли в Красное море.

Пишу в упор, с натуры, стараясь поймать мотив, как жар-птицу, но чувствую, масляные краски слишком тяжеловесны для передачи распыленного, тонкого цвета, приходится перейти на пастель, гибкий и сложный ма­териал. Работать с ним приходится осторожно, «не пере­жимая», излишние мазки, как излишние комментарии, только «ослабляют текст».

Новый материал всегда дисциплинирует, вдохновение не избавляет руку от сомнений, заставляю себя искать верный цвет и тон сначала в уме и лишь затем на плоско­сти.

Время летит незаметно. Еще не погас день, а над кораб­лем восходит второе, голубовато-холодное солнце — бес­страшно утверждаясь, на небосводе сияет Венера.

— Одинокая звезда! — восклицает Плахова и с аква­релью устремляется на корму, туда, где сражаются на расчерченных квадратами столах шахматисты и пощел­кивают шарики пинг-понга.

Теперь, кроме одинокой звезды, она ничего не видит и не слышит, поэтому мне приходится идти в радиорубку: спикером объявлена поступившая на ее имя радиограмма. «Как себя чувствуешь переносишь качку очень беспо­коюсь»,— запрашивает из далекой Москвы любящая дочь. Пристроившись на палубе, пишу ответ, немедлен­но переданный над просторами Мирового океана: «Прошли Красное море пока нечего переносить все нор­мально».

Написав неплохой этюд, моя жена прикалывает в качестве сувенира полученную радиограмму над койкой и отправляется в конференц-зал, приняв на свои плечи бремя забот по оформлению праздничного номера стенной газеты «Океан». Через пару часов цветными фломастерами изукрашены заголовки, нарядные цветы рассыпаны по склеенным воедино трем листам ватмана. Свершив этот подвиг, она призывает меня принять участие в прогулке вверх, вниз и вдоль по палубам.

Не пойду. Я только что оттуда. Сделал вечерний этюд пастелью.

Тогда собирайся, пойдем в кино.

Я не хожу в кино.

Уведомив меня, что я скучен, как дорога в пустыне, она отправляется в столовую команды смотреть трижды или четырежды виденный в Москве фильм.

12[3]